Как в старину лечились на Руси

Поделиться с друзьями:

Версия для печати

http://eda.mana.ru/index-doctor.html

КАК В СТАРИНУ ЛЕЧИЛИСЬ НА РУСИ

Оглавление   далее
ВНИМАНИЕ: ссылки оглавления отправят Вас на сайт-источник.

*       Как в старину лечились на Руси.

*       Целебные водки

*       Желудочная водка.

*       Пперцовая водка.

*       Березовая водка.

*       Калганская водка.

*       Водка с толчеными желудями.

*       Состав апоплетиковой водки из “Реестра дохтурских наук” Преосвященного Афанасия, Архиепископа Холмогорского и Важского.

*       При поносе.

*       При лихорадке.

*       Когда живот болит (Надсада, грызь, грыжа).

*       При ломоте в костях и суставах.

*       От селезенной болезни и тем, на кого жалость наступает.

*       При простуде.

*       При ушибе.

*       При ожоге.

*       При ушном воспалении.

*       При изжоге.

*       При ветрах.

*       От водянки.

*       От ломоты в костях и ревматизму.

*       При зубной бли.

*       От детского испугу.

*       При дурной болезни (средство для излечения сифилиса).

*       Средство от дурной болезни, кою раньше ничем непользовали (от застарелого сифилиса).

*       Настойка прополиса, успокаивающий зубную боль.

*       Успокаивающая настойка при стоматологических заболеваниях.

*       Зверобойно-прополисная настойка и заболевания полости рта.

*       Настой при заболеваниях полости рта.

*       Настой против старческой тугоухости.

*       Орехово-прополисная настойка при экземе ушей.

*       Надежное средство при воспалении среднего уха.

*       Средство при храническом фарингите.

*       Настой при ангине.

*       Лекарство от атеросклероза.

*       Настойка при тромбофлебите.

*       Хорошее средство при варикозном расширении вен.

*       Настойка при головных болях и сотрясениях головного мозга.

*       Хорошее средство при язвенной болезни желудка.

*       Прополисная настойка с облепиховым маслом при заболеваниях желудочно-кишечного тракта.

*       Спиртовый настой прополиса при храническом гастрите и колите.

*       Эрозия шейки матки.

*       Хорошее средство при воспалении женских половых органов.

*       Хорошее средство от длительных или беспрерывных менструаций.

*       Воспалительные и грибковые поражения кожи.

*       Сильнейшее средство от ревматизма.

*       Старинное народное средство против ревматизма.

*       Хорошее средство от ревматизма и артрита.

*       Надежное средство русских деревенских лекарей от артрита.

*       Народное средство для смягчения кожи лица.

*       Народное средство от желтых и серых пятен на лице.

*       Надежное лекарство от цынги.

*       Настойка из почек или листьев березы в сочетании с прополисом и пыльцой при раке кожи.

*       Настойка при злокачественных опухолях желудочно-кишечного тракта.

*       Еще несколько надежных средств из старинных лечебников.

*       Два способа способа отрезвления мертвецки пьяного.

*       “Сердитый” лекарь.

*       Надежное средство для лечения геморроя.

*       Еще один надежный способ избавления от геморроя.

*       Старинный способ избавления от прыщей.

*       Как справиться с фурункулами и волдырями.

*       Почти неправдопадобное средство от зубной боли.

*       Мозоли и костные мозоли.

*       Экзема.

*       Крапивница.

*       Воспаление ротовой полости.

*       Эффективный способ лечения лихорадки на губе.

*       Лечение язвочек на деснах.

*       Бородавки.

*       Несколько надежных способов избавиться от икоты.

*       Старинное знахарское средство от кашля.

*       Чеснок с медом при гриппе и простуде.

*       Насморк и простуда.

*       Заболевания горла.

*       Лечение горла.

*       Боль в ушах.

*       Средство от коклюша у детей.

*       Еще одно средство против коклюша.

*       Старинный способ избавиться от малокровия.

*       Мед с чесноком при сердечно-сосудистых заболеваниях.

*       Приступы стенокардии.

*       Народное средство при стенокардии.

*       Еще один народный способ найти облегчение при стенокардии.

*       Ревматические боли.

*       Действенное средство от отдышки.

*       Астма.

*       Повышенное кровяное давление (гепертония).

*       Сок чеснока с медом при атеросклерозе.

*       Рассеянный склероз.

*       Артрит.

*       Старинный сибирский рецепт лечения малярии.

*       Верный способ изгнать солитера.

*       Противотуберкулезное средство.

*       Чеснок, калина с медом и прополис при раке кожи.

*       Сок чеснока, подорожника и меда при раке пищевода.

*       Общеукрепляющие средства

*       Прополисно-чесночный бальзам.

*       Препараты “чесночной” терапии и процедуры, основанные на их применении.

*       Отвар.

*       Настой.

*       Настойка.

*       Экстракт.

*       Сок.

*       Сироп.

*       Масло.

*       Мазь.

*       Лиминент (жидкая мазь).

*       Свечи.

*       Лечебные процедуры

*       Ванны.

*       Холодный компресс.

*       Чесночный пластырь.

*       Растирание.

*       Клизмы.

*       Припарки.

*       Словарь устаревших названий.

*       Таблица старинных русских мер.

Сегодня мы многое знаем о жизни наших предков. Народные песни и предания, повествования мудрых летописцев, добытые трудами археологов памятники материальной культуры по крупицам воссоздают облик средневековой Московии - древней нашей родины. В истории отечества есть всякие страницы: одни испещрены поистине героическими письменами, другие хранят печать негромкой русской повседневности; незатейливый ее узор складывался на протяжении столетий. Встречаются на этих страницах и строки о народной медицине - удивительном, самобытном, во многом загадочном - и в то же время далеко еще не изученном явлении. А между тем многое из того, что собиралось по зернышку, что передавалось от века к веку, что было подсказано безошибочной народной интуицией, интересно не только как забавный исторический материал. Многие советы старых русских "лечцов" и сегодня не утратили своего чисто медицинского значения. Важно только внимательно вчитаться в них, разглядеть за неуклюжими старинными оборотами давнюю, но, как говаривал Петр I, "сугубую пользу".

Как же лечились наши предки в древние времена? Как выглядел пациент старинного русского врачевателя? Какие недуги омрачали многотрудную его жизнь? Давайте же раскроем наугад великую книгу: уверены, что ваше терпение будет вознаграждено.

Примерно к середине XV века физиологический облик русского человека определился вполне отчетливо: крепок, вынослив, неприхотлив в еде, удивительно терпелив,- но вяловат, флегматичен и даже несколько пассивен. Если где и торжествовал жестокий естественный отбор, так это в русской простонародной среде. Слабые умирали, не выйдя из младенчества; зато выжившим износу не было. Детей отнимали от материнской груди в двухмесячном возрасте; взамен они получали рожок с коровьим или козьим молоком, а то и "куклу" - черный жеваный мякиш в обслюнявленной тряпице, от одного вида которой любой дипломированный педиатр лишился бы чувств. Скоро младенец переходил за общий стол и питался наравне со взрослыми грубой крестьянской пищей. Ребятишки бегали в одних рубашонках, босиком, без порток и без шапок до самого снега, а порой так и по нему. Едва поднявшись на ноги, они впрягались в нескончаемый мужицкий труд.

Постоянные недохватки, а с ними и неукоснительно соблюдаемые посты приучили русское брюхо к простой и не шибко сытой еде. Обычный рацион его состоял из хлеба, каши, кореньев, лука, рыбы и кваса. Курная изба с ее едким дымом, вечной полутьмой и скученностью, когда рядом с людьми ютились куры, овцы и ягнята, тоже мало располагала к изнеженности. Однако все житейские тяготы лишь закаляли русскую натуру. Со скудными припасами, без дорог, страдая от стужи и зноя, русский человек смело пускался в дальние странствия: по воде он достигал берегов ледяного Груманта, по суху топал до самой Сибири - и дальше, на восток, к океану. По возвращении же из далекого путешествия, как пишет Н. Костомаров, "в благодарность часто бывал обираем и оскорбляем воеводами."

Миролюбивый московский житель не любил воевать, особенно в поле, далеко от дома, и по общему приговору, слыл неважнецким ратником. Замечательный русский историк С. М. Соловьев пишет, что княжьи дружинники нападали гурьбой, наскоком, ободряя себя отчаянным воплем, в котором явственно слышалось: "Скорее бегите, а не то мы побежим!" Зато никто не мог превзойти наших предков в осадном сидении,- с его жаждой, бескормицей, ожесточенными приступами неприятеля.

Россиянин обыкновенно бывал отменно здоров и крепок телом, но при этом не отличался долговечностью: эпидемии и моровые поветрия не давали ему зажиться на этом свете. Целые города и обширные провинции вымирали порой до последнего человека.

Случалось русскому человеку маяться и обычными болезнями. Среди них различали сердечну, гортанну, нутряну боль, заклад (запор - ред.), отек, сухотку, каменну болезнь, грыжу или грызь, зубную боль, глухоту, немоту, шелуди... В XVI в. Русь впервые посетил сифилис; спустя короткое время "дурная болезнь" уже производила в черном народе значительные опустошения. Нервные недуги приписывались порче, сглазу или наговору. Прозывались они замысловато: камчюг, френьчюг, трясение и т. п. Дети страдали грыжей, "собачьей старостью", золотухой; испуг и так называемые уроки или призеры приписывали "дурному глазу". Простудных болезней, исключая воспаления, русские не признавали. Климат и образ жизни приучили их не обращать на "соплянку" ровным счетом никакого внимания.

В болезни русский человек прибегал к спасительной силе животворящего креста: Бог дал болезнь, даст и подмогу. Пост, молитва, молебен во здравие считались надежными средствами. Чудодейственной силой обладали мощи святых - к ним припадали толпы страждущих. Иорданская вода, четки и нательные крестики, доставленные богомольцами от разных святых мест, тоже давали надежду на скорое избавление от недуга. Нуждавшиеся в "специализированной" медицинской помощи взывали к святым, "курировавшим" конкретные хвори. Считалось, что один святой хорошо обороняет от падучей, другой - от сухотной болезни, третий дает воспомоще-ствование при родах и т. п. В Кирилло-Белозерском монастыре экскурсоводы обязательно покажут вам мощный дубовый крест, до спичечной толщины изгрызенный мающимися зубной болью богомольцами: основатель монастыря св. Кирилл блистательно чудотворствовал именно на стоматологическом поприще.

Довольно рано на Руси начала формироваться и практическая медицина. Она подразделялась на "правильную", сосредоточенную вокруг монастырей, и знахарскую, унаследованную от времен языческих. Народ признавал за волхвами и кудесниками немалую силу, пусть и весьма темного происхождения. Новгородский летописец рассказывает, как спасали от падучей некую больную. Волхвование не давало результата, пока знахарь не снял с себя нательного креста; после этой меры дело пошло как по маслу. Тот же летописец делает глубокомысленное заключение: "Чаще дар волхвования передается женщинам, ибо уже первая жена прельщена была бесом..."

Знахарей, ведунов, бабок-шептуний, а с ними и травных целителей-"зелейников" церковь преследовала без всякой пощады. Вот одна из грамот Троице-Сергиева монастыря: "Не держати в волостях ни волхвей, ни баб ворожей, иначе с сотского и с каждых ста человек взять пени 10 руб., волхва же и бабу ворожею, бив да ограбив, выбивати из волости..."

Церковь взяла под свою руку не только душевное, но и телесное здоровье верующих. На Руси больницы долго считались церковными учреждениями, а "лечцы" большей частью были из монахов. Собственно, первые больницы и появились при святых обителях: среди богомольцев хватало людей слабых, пришедших молить Бога о даровании здоровья и .потративших на трудный путь остаток сил. Особо славился своими врачевателями Киево-Печерский монастырь. "Пре-чудмым врачом" слыл преподобный Антоний; другой инок, Алимпий, излечил от проказы полумертвого человека.

Самым выдающимся "лечцом" Киевской Руси долго считался Агапит, "врач безмездный", прозванный так из-за полного своего бескорыстия. Летописец повествует о многолетнем споре за врачебное первенство между Агапитом и неким "арменином", который был "хитр зело во врачевании, яко прежде и не быти таковому". Судя по всему, конкурент Агапита была гениальным диагностом: он сразу определял, каким недугом страдает больной. "Армении" с успехом пользовал самого князя Владимира Мономаха и многочисленных его чад и домочадцев. Однажды, желая раз и навсегда уничтожить монашествующего врачевателя, "арменин" упросил приговоренного к смерти преступника выпить яду, а затем обратиться за помощью к Агапиту; неизбежная гибель пациента должна была навек осрамить инока в глазах киевлян. Однако и Агапит был специалистом высокого класса. Он немедленно сообразил, в чем дело, и дал отравленному про тивоядие, чем не только спас его от мучительной смерти, но и "подвел под амнистию": по тогдашним законам, нельзя было дважды казнить осужденного за одно и то же преступление. Следом за тем "арменина" подстерегало новое фиаско: он спасовал перед болезнью Мономаха; Агапит же с легкостью избавил князя от опостылевшей хвори.

Но вот смертельная болезнь настигла самого Агапита. Послали за конкурентом. Тот явился, наложил руку на запястье умирающего (очевидно, "арменин" просто щупал пульс - ред.) и вынес приговор: "Через три дня скончается". "Нет,- слабым голосом возразил Агапит,- жить мне осталось ровно три месяца..." Победил инок и в последнем своем споре: все вышло по его слову. Армянский врачеватель был настолько поражен случившимся, что сперва перешел в православную веру, а позже принял и постриг.

Надо сказать, что среди врачующих священнослужителей встречались прелюбопытные субъекты: "...Он же, Никон, говорил, что надобно священным маслом все уды (органы - ред.) помазывать, и в тайный уд, где животворящим крестом не загорожено, маслом не помазано, бес вселился. Он же лечил мужеск и женск пол в крестовой келье, и молитвы над ними говорит, и маслом помазует. К нему приходят женки и девки будто для лекарства, а он с ними сидит один на один, обнажает их донага, будто для осмотру больных язв. Поит их допьяна, а в слободу отвозит на монастырских подводах замертво..." Среди гонимых знахарей тоже хватало всякого народу: одни понимали толк в целебных травах, вправляли грыжу, дергали зубы, избавляли от прострела, принимали трудные роды, "отводили" порчу; другие больше полагались на собственную фантазию. Знаменитый московский колдун, спасая пациентов от мигрени, награждал их увесистыми затрещинами: убоявшись побоев, головная боль должна была перебежать к напустившему ее недругу. Еще один "самородок" изобрел верное средство против лихорадки: больной должен был до рвоты упиться вином, затем вымазать себя извергнутым, после чего ему полагалось "оприщеветь" (покрыться прыщами - ред.) и выздороветь.

С куда большим успехом практиковали зелейники. К их услугам прибегали даже великие князья, порой при весьма забавных обстоятельствах. Как-то одна боярская жена донесла маявшемуся от приступов подагры Борису Годунову, будто ее супруг знает толк в травном лечении. Боярина призвали в палаты и велели не мешкая приступать к делу. Тот взмолился: знать ничего не знаю, просто змеюка-жена таким коварным способом решила подвести под монастырь. Царь велел для начала высечь строптивца, а будет упрямиться - бросить в темницу, с перспективой скорой плахи. Боярин струсил и послал в свою вотчину под Серпухов за травами. Их привезли на огромной телеге,- все, какие только произрастали в округе. Царь принял настоянную на них ванну, попил отваров - и неожиданно выздоровел. Конец у этой истории вполне соответствует духу времени: боярина высекли вторично - за "сокрытие таланта", а затем Борис пожаловал ему шубу со своего плеча, новое платье, двести золотых и восемнадцать крепостных.

Но вот на Руси появились и первые ученые медики, главным образом из Богемии, Германии и Англии. Иноземных эскулапов держали при своих дворах и Иван III, и сын его Василий, и Иван Грозный. Не переводились они при московских государях и в более поздние времена. Вера в их всесилие была почти абсолютной - как, впрочем, и в наши дни. Вот как отравленная врагами великая княгиня Анастасия умоляла об исцелении дерптскую врачевательницу Катарину: "Ты же можешь помочь мне. Помоги же!" Трогательно молил придворных лекарей об избавлении от смертельного недуга и царь Василий.

Однако нельзя сказать, что жизнь при московском дворе была для приезжих "лечцов" сплошным праздником. Врачебное искусство почиталось за особый род знахарства, не более того. Иной раз, как бы в укор своим лейб-медикам, государи обращались к травникам, а то и просто к придворным за советом: лекарь-де не умеет помочь, так не подскажешь ли чего-нибудь дельного? Казнь египетская начиналась, когда приходилось пользовать особ женского полу. По московским обычаям, жен и дев не токмо что осматривать - лицезреть без полного их убора строжайше воспрещалось. О симптомах заболевания обычно сообщала прислужница или близкий родственник, причем в таких "точных" выражениях, как "болит в самой середке", "мозжит в правом боку" или "тянет со спины". Тем не менее, если лечение не имело мгновенного успеха, то это ставилось в вину лекарю. Не дозволялось даже узнать действие лекарства: если с первого раза облегчения не наступало, снадобье признавалось негодным и его приказывали заменить на другое, "более способное".

Чем сильнее было разочарование в "правильной медицине", тем круче приходилось ее несчастным представителям. Искусный врач Антон Эренштейн, явившийся в Москву из Богемии при Иване III, не сумел спасти от смертельной болезни татарского князька Каракучу, и царь выдал его "потерпевшей" стороне головою. Сын умершего татарина зарезал несчастного эскулапа на льду Москвы-реки, "яко овцу". Другой его коллега, "мистра Леон", взялся лечить сына Ивана III,царевича Ивана Молодого. Против неудачи самоуверенный доктор ставил свою голову; больной же, тем не менее, помер. Решено было, что иноземец и уморил несчастного - "ни за посмех". На Болвановке возвели плаху, на которой, по своему легкомысленному зароку, Леон и лишился головы - под одобрительные возгласы горожан: "Поделом вору и мука!"

Если же эскулап, устрашась московских порядков, выказывал желание вернуться к себе на родину, то сделать это он мог только с разрешения самого государя. Вот что писал об этой стороне московского бытия один из самых отъявленных авантюристов, верный опричник Ивана Грозного Генрих фон Штаден: "Дорога в Москву широка и просторна, а из страны - узкая-преузкая". Побег же считался тягчайшим прегрешением, и "пойманному оставалось только молиться": "...Доктор Елисей Бомелий пришел к Великому князю во время великой чумы из Англии. Получил много денег и добра и туго набил свой кошель. Затем, будто для отправки своего слуги в Ригу за некоторыми травами, которых он не мог найти в казне, он попросил у Великого князя проезжую. Проезжую взял он себе и под видом слуги пустился в путь, обратив в золото все свои деньги и добро и зашив его в одежду. Приехав в город Псков, он хотел купить рыбу на торгу, где его узнали по говору, хотя он и был с небритой бородой. Русские отыскали его гульдены, а самого милейшего доктора повезли в Москву - в железах, залитых свинцом".

Много лет спустя, уже при правительнице Софье, такая же участь постигла лекаря Даниэля, заподозренного в отравлении царевича Ивана: "17 мая в Немецкой слободе поймали в одежде нищего и в лаптях несчастного Даниэля. Ударили в набат: стрельцы, напившись до безобразия, в одних рубахах и с бердышами и с копьями шли огромною толпой ко дворцу и вели впереди свою жертву... Даниэля повели в застенок, пытали, а потом рассекли на части".

Однако простых людей все эти пертурбации касались мало: помощь со стороны научной медицины долго оставалась для них недоступной. В сравнительно поздние времена, при Михаиле Федоровиче, в Москве была всего лишь одна аптека, отпускавшая лекарства исключительно по челобитным. Вот пример такого ходатайства: "Вели, государь, мне дать для моей головной болезни из своей государственной оптеки водок - свобориновой да финиколевой..." Страждущим редко выдавали то, о чем они ходатайствовали: вместо просимого отпускали, чего было в аптеке побольше и что стоило подешевле, "не обращая внимания, могло ли оно принести действительную пользу".

Правда, и сам народ искал спасения у лекарей-иноземцев лишь в самых исключительных случаях. Считалось грехом лечиться у "поганых"; обращение же к лекарю-"жидовину" вообще было чревато отлучением от церкви и в более "просвещенные" времена. Практикующие на Москве "жидовины" подвергали свою жизнь опасности намного чаще, чем их коллеги из других заморских краев. И все же со временем московиты научились принимать во внимание не только вероисповедание лекаря, но и его профессиональные знания: при дворе набожнейшего Алексея Михайловича обреталось сразу два врачевателя с неблагополучной "пятой графой"; один из них пользовался особым доверием и блогорасположением государя.

Все описанные нами случаи имеют отношение к профессионалам - удачливым в своем ремесле или не очень. Но вот на Русь хлынули толпы проходимцев, решивших сколотить капитал на невежестве жаждующих исцеления московитов. Не одна православная душа отправилась к праотцам, отведав "целебных" бальзамов и тинктур (спиртовых настоев - ред.) из рук иноземных мошенников. Московским правителям пришлось принимать ответные меры. Приезжий врач должен был явить свое искусство прямо на границе: в качестве экзамена на профессиональную пригодность ему предписывалось излечить какого-нибудь местного больного. Если лечение не приносило мгновенного успеха, соискателю приходилось разворачивать оглобли.

Со временем на Москве завелись и свои доморощенные эскулапы. Жизнь их тоже не была лишена превратностей. В 1686 г. "оптекарь" Мишка Тулейщиков отпустил "терапевту" Андреяну Харитонову вместо чудного средства - раковых глаз - золотник сулемы, а тот, не разобравшись, велел принимать ее подъячему Юрию Прокофьеву; вкусив "лекарства", болящий без лишних проволочек отправился в загробное царство. Наказали обоих горе-медиков: одного за прямую вину, другого за ротозейство.

Первым же по-настоящему образованным русским доктором стал Петр Васильевич Посников, с блеском окончивший Падуанский университет в начале XVIII века. Слава о его искусстве долго гремела по всей России.

И все же народная медицина еще долго властвовала в русских пределах. Но вот пробил час - и общественное мнение в один голос признало ее ярчайшим проявлением темноты, забитости, косности,- всего того, что Маркс походя окрестил идиотизмом деревенской жизни. Не вполне белый халат и клистирная трубка земского врача долго символизировали у нас торжество "правильного" здравоохранения.

Но все же, как ни открещивалась научная медицина от своей непрезентабельной сестрицы, а деваться все равно было некуда. В конце XIX века врачи Саратовской губернии признавали: "Наличный медперсонал имеет возможность оказывать помощь не более чем 1/5 населения...",- и это далеко не в самом заброшенном углу необъятной империи. Проблема сплошь и рядом формулировалась с элементарной простотой: или медицина народная - или никакой другой. На III Всероссийском съезде врачей в 1899 г. знаменитый профессор Рейн выступил с блестящей речью в защиту народных способов врачевания. Он утверждал: в старинных русских рецептах гораздо больше тонких наблюдений, векового опыта, безошибочной интуиции, чем глупости и суеверий.

Со временем старинные рецепты принялись собирать и записывать. Правда, на Руси и раньше имели хождение различные "Травники", "Лечебники" и "Прохладные вертограды" - особые рецептурные сборники. Хватало и переводных книг. Интересно было бы полистать старейшую из них, по распоряжению серпуховского
воеводы переведенную с польского еще в 1580 г. Книга трактовала о травах, тинктурах (спиртовых настоях - ред.), о дистиллировании и волшебной силе камней, о водках и "лейках". Увы, бесценный памятник сгорел в московском пожаре 1812 г., и знаем мы о нем только от Карамзина, отмечавшего большую "смелость языка" навек утраченной книги.

Одно время против "Травников" резко ополчилась церковь: книги сжигали, а хозяйство их владельцев разорялось. Примерно с конца XVII века страсти поулеглись: к этому времени врачебные сборники приобрели исключительно прикладной характер, в них не осталось ничего "языческого". Составлением медицинских руководств не гнушались и сами священнослужители: широкой известностью в народе пользовался "Преосвященного Афанасия, архиепископа Холмогорского и Важского реестр из дохтурских наук" (1696 г.) Любой русский домохозяин мог почерпнуть полезные медицинские сведения из сборников М. Чулкова, И. Арефьева и в особенности - великого знатока народной медицины князя Паренсия Енга-лычева. Медицинские разделы включались и в широко издаваемые "Ручные книги" - руководства по ведению домашнего хозяйства.

Чем же лечились московские жители? Какие снадобья предлагали им травники, знахари и "лечцы" в минуту немощи? Несть числа старинным рецептам - одно их перечисление заняло бы многие страницы. Мы же ограничимся всего лишь двумя из них - зато едва ли не самыми заслуженными.

В добросовестнейших своих записках иноземный дипломат и путешественник Адам Олеарий сообщал: "В России вообще народ здоровый и долговечный. Недомогает редко, и если приходится ему слечь в постель, то среди простого народа лучшими лекарствами, даже в случае лихорадки с жаром, считаются водка и чеснок".

"Ну вот,- водка да чеснок! Разве это тема для серьезного разговора о народной медицине?" - иронично улыбнется искушенный читатель. И все же не торопитесь захлопнуть наше скромное повествование на этой странице: впереди вас ожидают удивительные открытия...

ВОДА ЖИЗНИ

Вам, очевидно, не раз доводилось слышать слово ОКО-БИТА: так на юге России, в Украине и Белорусии порой именуют водку. Любопытно, что это название известного напитка имеет отчетливо выраженный юмористический оттенок: оковита — некая глазастая (от слова “очи” — глаза) дамская разновидность зеленого змия. Мало чье ухо уловит здесь отзвук благородной латыни: аква-вита, вода жизни...

Между тем в ранний период пестрой своей биографии бесцветная, острая на вкус жидкость вполне оправдывала этот громкий титул. Кто знает, может, она и была той самой живой водой, за которой витязь ходил за три моря.

Кому же обязана наша добрая знакомица своим рождением? Первый младенческий крик водка издала в лаборатории алхимика. В поисках философского камня средневековые ученые подвергли дистилляции красное виноградное вино. Считалось, что сила, “сущность” напитка сокрыта в красном остатке; оставалось только выпарить всю лишнюю жидкость. Тот, кто первым додумался не отправлять винные пары в небеса, а дистиллировал их и обратил в новое состояние, и стал творцом напитка, которому одни обязаны геройством и вдохновением, а другие сизым носом и крушением надежд.

Заполучив первую склянку квинтэссенции, алхимики были поражены ее удивительными свойствами. Проверив воздействие жидкости на себе, смелые экспериментаторы в один голос объявили ее чудодейственным бальзамом. Список недугов, от которых она якобы избавляла человечество, был поистине необъятен. Но главное — похожая на воду субстанция продлевала жизнь, возвращала молодость и силы. Вот почему при крещении наша добрая знакомица получила романтически гордое имя: aqua vitae, вода жизни...


Дата публикации: 07.07.2007
Поделиться с друзьями:


© АТМА 2004-2017. Все права защищены.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на АТМА обязательна
Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт АТМА - www.atma.ru

Версия для печати

Flash-версия сайта | English version

TRANSLATE


 

Ваша корзина



Контакты

+7 (919) 777-0908

atma.company

info@atma.ru

подробнее


Подписка на рассылку Алексея Хохлатова "Изобилие жизни и счастье созидания"

Ваши имя и фамилия:

Ваш e-mail:

Ваш моб.телефон:

телефон в формате +7916... без тире


ДеТокс (DeTox - Очищающий)

Мария

Приятный чай, замечательный травяной вкус! После приема легкость в теле! ...


Клуб «Сообщество АТМА»

Компания АТМА - это Сообщество людей, которые хотят жить долго и восхитительно, чтобы с каждым годом становиться мудрее, способнее, интереснее, да просто лучше. Сообщество АТМА - это всё, что нужно для красивой и эффективной жизни. Мы создаём его для себя, своих любимых, друзей и родных. Давайте вместе!



    Ведите имя
E-mail

Защитный код
E-mail на сайте не публикуется
 

Голосование

Считаете ли вы себя здоровым?

Заполните по желанию:
 


GISMETEO: Погода по г.Москва